Орловская рысистая порода

Орловская рысистая порода

Порода одна из старейших и популярнейших, первая заводская порода лошадей, созданная в нашей стране. Широко используется для улучшения массового коневодства и в беговом спорте. Лошади этой породы хорошо акклиматизируются в самых различных условиях. В бывшем Советском Союзе они распространены от берегов Прибалтики до Тихого океана. Использование орловских жеребцов на кобылах местных пород позволяет получать крупную, подвижную и силь­ную лошадь, отвечающую современным требованиям современного сель­скохозяйственного производства. На базе орловского рысака создана более резвая русская рысистая порода. Орловский рысак оказал положительное влияние на племенное рысистое коневодство Франции, Голландии и ряда других западноевропейских стран.

Работа по созданию орловской рысистой породы была начата в конце XVIII в. Российское коневодство того времени находилось в жалком со­стоянии. Для формирования тяжелых кавалерийских полков лошадей покупали за границей, легкая кавалерия с большим трудом комплектова­лась местными лошадьми, а конница драгунских подразделений — мало­рослыми крестьянскими лошадьми, высота в холке которых не превыша­ла 134-136 см.

Понимая острую нужду России в хороших лошадях, граф Алексей Гри­горьевич Орлов-Чесменский (1735—1807), применив невиданные до того времени по масштабам, организации и глубине замыслов приемы конноза­водческой работы, создал породу лошадей, до наших дней вызывающую всеобщее восхищение. Он поставил перед собой две задачи: во-первых, создать универсальную породу верховых лошадей, пригодную для кавале­рии и высшей школы верховой езды. Он добился этого скрещиванием арабских и чистокровных верховых лошадей, получив русскую верховую породу (орлово-ростопчинскую). Во-вторых, вывести не только новую, но и ранее не существующую породу, способную везти карету или другую повоз­ку резвой рысью, не сбиваясь на галоп. Такая новая порода — орловская рысистая — была им также создана.

Началом выведения породы принято считать 1776 г., когда граф А. Г. Ор­лов-Чесменский привел в свой конный завод в селе Остров под Москвой выдающегося по своим качествам серого арабского жеребца Сметанку. К со­жалению, Сметанка использовался в заводе очень мало, через год он пал. По-видимому, попав из жаркой аравийской пустыни в климат средней полосы России, он не смог акклиматизироваться.
В 1778 г. Орлов-Чесменский перевел лошадей своего завода из Подмоско­вья в Хреновской конный завод (Воронежская губерния), где проходила дальнейшая работа по выведению орловской породы рысистых лошадей. В этом же году от арабского жеребца Сметанки и датской кобылы Буланой родился серый Полкан I, не очень гармоничный в экстерьере жеребец. Из многочисленного потомства Полкана I (свыше сотни голов) для дальнейшей работы были отобраны только 7 жеребцов и 21 кобыла. Он стал отцом Барса I и нескольких кобыл, от которых пошла рысистая порода.

В начале 80-х гг. XVIII в. в заводе графа Орлова начинается скрещива­ние мекленбургских кобыл с арабскими, арабо-азиатскими, англо-арабски­ми жеребцами и с Полканом I. Азиатско-арабские жеребцы дали несколько ценных маток, которые использовались в дальнейшем для спаривания с Барсом I и его сыновьями.

Несмотря на многочисленные скрещивания, рысистая порода создава­лась медленно. Значительный успех пришел лишь тогда, когда Орлов-Чесменский обратился к фризской лошади. В 1783 г. из Голландии были привезены 8 кобыл и 1 жеребец, в основном серой масти, к тому же обла­давшие хорошей рысью. В первые годы голландские кобылы дали трех производителей для рысистого отделения, среди них Барса I (1/2 голланд­ской, ¼ арабской и ¼ датской кровности) — крупную и вместе с тем быструю, легкую лошадь.

Серый жеребец Барс I послужил той отправной точкой, с которой Орлов начал создание рысака. Барс I родился в 1784 г. и прожил 24 г. Он был большого роста, отличался правильностью сложения, силой и резвой рысью.

Получив после многолетних поисков и различных межпородных скре­щиваний Барса I, обладающего резвой рысью, Орлов поставил задачу за­крепить и расширить успех. К недостаткам Барса I следовало отнести несколько свислый зад и довольно грубую шею — наследие голландской крови. На следующем этапе работы Орлов подбирает маток к Барсу I. Подбор шел по нескольким направлениям: кобылы арабо-датско-голландские (полкано-голландского происхождения), арабо-мекленбургские, по­родные верхового типа и «полукровные» английские кобылы, обладавшие хорошей рысью.
Свой вклад в создание породы внесли и английские лошади с рысисты­ми способностями. Рысаку, полученному в процессе выведения породы с помощью полуголландских помесей, недоставало устойчивости на рыси, дистанционной выносливости. Этими качествами обладали английские род­стеры — лошади с рысистыми способностями. Английская кровь способ­ствовала созданию резвейших рысаков типа Кролика I, Полкана, Лебедя.

Таким образом, к трем первоначальным породам — арабской, датской и голландской, заложившим основание породы через Барса I, Орлов в даль­нейшем добавлял новые. В родословных следующих поколений появляют­ся уже 4-5, затем 6 пород, а после смерти графа в родословных некоторых лошадей было уже 8-10 пород.

Создание рысистой породы потребовало колоссального труда и громад­ных затрат. Прежде всего, проводили жесточайший отбор племенного мате­риала. Из 42 первоначальных жеребцов разных пород, давших в первом поколении около 500 голов, для дальнейшей работы были отобраны толь­ко 9. Не менее жесткий отбор шел и в следующих поколениях. Второе поколение из 1000 голов приплода дало только одного производителя — но такого, как Барс I. Получив Барса I и 12 его сыновей (3-е поколение), Орлов заложил твердое основание, на котором строил дальнейшую работу.

В то время, когда генетические закономерности были еще неизвестны, Орлов, а затем его помощник и ученик Шишкин успешно справились с труднейшей задачей, и это их рысаки отличались высокой степенью за­крепления ценных свойств своего основоположника. И главное, порода не замкнулась в близкородственном разведении, ослабляющем жизнестойкость, плодовитость, долголетие и другие ценные качества потомства.
В процессе создания породы одновременно с ее интеграцией шла и дифференциация. Порода разделилась на линии, а с помощью линий скла­дывалась внутрипородная неоднородность. Имея несколько линий, Орлов применял разведение внутри каждой из них. Созданное богатство линий позволило провести разнообразное скрещивание этих линий, их комбина­ции. Таким образом, создание рысистой породы было сложным и длитель­ным процессом.
Любители лошадей 30-40-х гг. XIX в. предпочитали орловцев лошадям других заводов. Энергия и сила этой лошади были необычны. Отмечая эти
качества орловца, В. И. Коптев писал о лошади: «Нет ездока, который бы уездил ее, нет расстояния, которое она не пролетела бы без усталости».

К концу XIX в. в России не существовало ни одного конного завода, в котором племенной состав не был бы облагорожен кровью орловского рыса­ка из Хреновского завода. Сложилась даже поговорка: «Кто не ездил на орловских рысаках, тот всю жизнь пешком ходил».

Графом Орловым-Чесменским были заложены основные линии рыси­стого направления. Справиться с такой задачей никому, кроме Орлова, не удавалось. Блестящее развитие их продолжил сподвижник и продолжатель его дела В. И. Шишкин, который впервые ввел в коннозаводскую практи­ку не только разведение по линиям, но и возрастной подбор, осуществил вторичное прилитие к орловскому рысаку крови голландских лошадей. Таким образом, в результате пятидесятилетней работы в России была со­здана легкоупряжная порода с хорошим экстерьером и обладающая хоро­шим рысистым аллюром.

Никто ранее не вел сложное многопородное скрещивание по заранее составленному плану и не добивался такого огромного успеха. В скрещива­нии использовались верховые, упряжные и другие породы лошадей. Все лошади, приближающиеся к желательному типу, проходили три весьма жестких испытания: 1) после рождения до начала испытаний — по разме­рам, красоте и правильности экстерьера, здоровью; 2) по резвости в упряж­ке на короткие дистанции (повторно по 200 сажен) и по выносливости в езде на 18-20 верст и 3) по качеству потомства.

С 30-40-х гг. XIX в. орловский рысак получил широкое признание и начал использоваться в племенных целях. Его охотно покупали в государ­ственные конюшни, помещичьи и крестьянские хозяйства. В 70-80-х гг. орловский рысак приобрел широкую известность в Западной Европе. В Гер­мании, Австрии и Голландии он сыграл большую роль в возникновении рысистого коннозаводства и ипподромных испытаний. В то время орлов­ский рысак успешно конкурировал с американским. Конкуренция орлов­ского рысака с американским сначала на заграничных ипподромах, а с 1889 г. в России вынудила русских коннозаводчиков работать над улучше­нием его резвости при сохранении типа и упряжных форм, в чем и были достигнуты значительные успехи: «лошадь столетия» рысак Крепыш уста­новил в 1910 г. рекорды резвости орловской породы на 1600 м — 2 мин 8 5/в с и на 3200 м — 4 мин 25 7/8 с, которые продержались 28 лет.

Но все же к 1900 г. американский рысак как более резвый полностью вытеснил орловского с ипподромов Западной Европы.

В процессе племенной работы с орловским рысаком стремились улуч­шить его экстерьер и резвость, которой придавалось немалое значение. Одновременно создавались благоприятные условия для выращивания мо­лодняка, его тренировки, а также улучшалось содержание производящего состава.

Современный орловский рысак  — это крупная (промеры же­ребцов-производителей: 161,1-164,2-184,9-20,8 см, промеры маток: 160,0-163,4—185,9—20,3 см), достаточно массивная и костистая, гармонично сложенная нарядная легкоупряжная лошадь (оценка типа и экстерьера при бонитировке жеребцов-производителей 8,07, экспертная оценка — 3,93, средняя резвость — 2 мин 06,1 с; заводских маток — 7,70; 3,80 и 2 мин 18,1 с соответственно). Голова у орловцев сухая, иногда грубоватая, с не­большой горбинкой в лобной части; очень выразительные глаза; шея длин­ная, высоко поставленная, нередко «лебединая»; достаточно высокая хол­ка; спина длинная, прямая, широкая, поясница мускулистая; круп широ­кий, мощный; конечности достаточно сухие, иногда с коротковатыми бабками; щетки небольшие; грива и хвост хорошо развитые, хвост пышный; консти­туция крепкая. Орловские рысаки обладают уравновешенным и в то же время достаточно энергичным темпераментом. Встречающиеся недостатки экстерьера — длинная мягкая спина, запавшая поясница, короткий и спу­щенный круп, перехват под запястным суставом, сырость суставов, непроч­ность сухожильно-связочного аппарата, размет передних конечностей и прямая постановка задних; у лошадей серой масти встречается меланосаркома. Наиболее распространены рысаки серой масти: снежно-белая, серая в яблоках с темными или белыми хвостом и гривой. Встречаются также гнедая с различными ее оттенками, вороная и рыжая масти.

Современный рекорд орловского рысака на дистанции 1600 метров — 1 мин 57,2 с — установлен жеребцом Ковбоем (Блокпост — Крутизна) Перм­ского конного завода и является лучшей резвостью для рысаков России, показанной при выступлении в призе. Рекорд жеребца Алтайского конного завода Иппика (Персид — Ифигения) на дистанции 2400 м — 3 мин 02,5 с установлен при езде на свидетельство резвости (отдельно на время), а ре­корд на 3200 м — 4 мин 13,5 с принадлежит Пиону (Отклик — Приданни­ца), рожденному на Украине в Дубровском конном заводе.

Орловские рысаки не отличаются скороспелостью, их формирование (рост и развитие) заканчивается к 4-5-летнему возрасту, а максимальную резвость они проявляют в возрасте 6 лет и старше. Вместе с тем для них характерна высокая плодовитость (по выходу живых жеребят на 100 маток орловский рысак стоит на первом месте среди прочих конских пород стран СНГ), долголетие, энергичный темперамент и добрый нрав. Они хорошо акклиматизируются в самых различных условиях. Лошадей злобных, пуг­ливых, слишком возбудимых встречается мало, порода в целом характери­зуется простотой в обращении.
В современном составе породы выделяют четыре основных типа лоша­дей: крупного густого, густого некрупного, крупного облегченного и сред­него типов. Представители различных типов телосложения встречаются в пределах одной линии, они могут иметь сходную работоспособность и оди­наково высокую оценку экстерьера.

В наши дни перспективны и широко распространены в породе следую­щие заводские типы: хреновской, пермский, дубровский, новотомниковский. Самый распространенный в породе тип — хреновской. Рысаки хреновского типа очень породны, в основном «длинных линий», с сухой голо­вой, длинной шеей, достаточно широким и глубоким корпусом, с хорошо поставленными конечностями, в основном, сухими. Средние промеры ко­был (см): 160,6-164,6-187,9-20,3.

Пермский тип сложился в значительной степени под влиянием суровых климатических условий Предуралья и соответствующего отбора. Для этого типа лошадей характерна средняя крупность, растянутость, массивность, иногда низконогость, некоторая грубоватость сложения. Иногда недостаточ­но четко выражен половой диморфизм, особенно у жеребцов. Для кобыл характерна высокая плодовитость. Средние промеры кобыл (см): 160,6-168,2-189,2-20,4.

Лошади дубровского типа некрупны, достаточно массивны, с отлично выраженным упряжным складом. В массе породны, скороспелы и, как правило, обладают повышенными резвостными способностями. Средние промеры кобыл (см): 159,5-161,5-185,0-20,3.

Новотомниковский тип орловского рысака сложился в Новотомниковском конном заводе Тамбовской области в 1940-х гг. в процессе формирова­ния линии Отбоя. Рысаки этого типа очень нарядны, породны, сухи, в массе крупны. Средние промеры кобыл (см): 160,2-162,4-184,0-20,5.

Алтайский тип — рослые, несколько высоконогие лошади с плоскова­тыми ребрами, чуть грубоватые, с прямой конституцией и хорошей дистанционностью. Тульский тип, характеризовавшийся парадностью лошадей, к сожалению, выпал из породы.

Разнообразие типов способствует поддержанию внутрипородной гетерозиготности и обеспечению многостороннего хозяйственного использования орловского рысака.
Уже в течение более 170 лет практикуется разведение орловских рысаков по линиям. За последние 10 лет генеалогическая структура ее значительно изменилась. Старые линии Барчука, Бубенчика, Воина, Ловчего, составляв­шие в середине прошлого столетия половину производителей конных заводов, ныне уступают новым линиям. В настоящее время ведущую роль в породе играют линии Отбоя (52,3% жеребцов-производителей и 39,6% маток в поро­де, в том числе Пиона — 36,7% и 25,2% соответственно, Исполнительного — 11,4% и 8,9%), Пилота (20,4% и 11,8%), Улова (14,3% и 14,4%), Успеха — 6,82% и 5,6%. Особенно прогрессируют линии Пиона и Пилота, сочетающие резвость со скороспелостью, типичностью, с правильным экстерьером.

Среди современных орловских рысаков ярко выраженным типом и рез­востью отличаются жеребцы-производители Крикун (2 мин 05,0 с), серый, рождения 1984 г. (Комок — Коломна), рожден в Московском конном заво­де; Колорит, 2 мин 05,0 с, серый, рождения 1990 г. (Иппик — Купавка), рожден в Пермском конном заводе; Поступок, 2 мин 06,8 с, серый, рожде­ния 1989 г. (Причал — Порфира), рожден в Дубровском конном заводе.

Ведущее положение в породе заняли семейства Безнадежной Ласки, Кадетки, Клеветы, Тещи, Говорушки, Иронии, Кубани.

Селекционная работа с породой направлена на сохранение ее ценных качеств: типичности, крупного роста, правильного экстерьера, а также на улучшение резвостных показателей, плодовитости и добронравности. Уп­ряжной тип телосложения рысаков важно сочетать с их резвостью. Кроме того, необходимо обратить внимание на сохранение у лошадей крупного роста, сухой, крепкой конституции, прочности сухожильно-связочного аппарата, гармоничного сложения, правильного экстерьера и высокой резвости на ходу.

Племенное ядро породы, определяющее ее эволюцию, сосредоточено почти в 20 конных заводах. Ведущими конными заводами по разведению орловских рысаков являются Хреновской (Воронежская область), Перм­ский, Московский, Чесменский (Воронежская область), Алтайский, Кеме­ровский, Дубровский (Украина).

Племенная продукция конных заводов поступает на племенные фермы, которые выращивают производителей, используемых в различных хозяй­ствах для получения рабочей лошади. Наиболее крупные племенные фер­мы расположены в Курской области, в Поволжье, в Башкирии, Татарстане, в Краснодарском крае, на Урале, в Западной и Восточной Сибири, на Укра­ине, в Казахстане и Киргизии. Орловского рысака охотно покупают зару­бежные фирмы и отдельные частные коневладельцы.

Широкое распространение орловского рысака на территории России и в странах СНГ (более 140 хозяйств занимаются разведением племенных ло­шадей этой породы) показывает, что его продолжают использовать как массового улучшателя. Многочисленные научные исследования, проведен­ные в разное время и в разных климатических зонах, подтверждают высо­кий племенной потенциал породы. Практически во всех случаях скрещива­ние орловских жеребцов с местными матками давало положительные ре­зультаты, потомство отличалось более крупными промерами, крепостью конституции, правильным экстерьером и высокими рабочими качествами. Наиболее ценными рабочими лошадьми считаются помеси рысака с ло­шадьми, улучшенными тяжеловозом, а также потомство тяжеловозных жеребцов от маток, улучшенных рысаком.

Однако по данным ВНИИ коне­водства на 1 января 2002 г. численность племенного ядра породы в России составляет всего лишь 49 чистопородных жеребцов-производителей и 650 чистопородных маток, что по критериям, введенным ФАО, является поро­говой численностью, грозящей гибелью породе. А уже по состоянию на 1 января 2003 г. в 6 ведущих конных заводах России и Украины, занимаю­щихся разведением орловского рысака (Кемеровский, Завиваловский, Чес­менский, Пермский, Дубровский, Шадринский) осталось всего лишь 322 мат­ки и 19 жеребцов-производителей. Это ставит под угрозу дальнейшее суще­ствование, разведение и совершенствование орловских рысаков, так как основным методом их разведения является чистопородный. Повышение степени инбридинга орловских рысаков отрицательно отражается на улуч­шении их резвости. По данным Г. А. Рождественской (ВНИИК), лучшие представители породы — рысаки резвостного класса 2 мин 05 с — получе­ны при инбридинге, коэффициент которого составляет до 1,6%.

Возраста­ние гомозиготности до 3% и более сопровождается инбредной депрессией, выражающейся в снижении резвости и количества высококлассных лоша­дей. Специалисты и руководители конных заводов, ВНИИ коневодства, общественность прилагают все силы для сохранения отечественной породы, некогда самой многочисленной на территории России. В 1996 г. создан Международный общественный совет по сохранению орловского рысака, который ежегодно проводит заседания и конференции, решает практиче­ские вопросы по проблемам породы. Однако без существенной поддержки со стороны государства все разрабатываемые программы по сохранению породы становятся малоэффективными. Во всем мире подобные уникаль­ные породы охраняются государством.

История русской зоотехнической науки неразрывно связана с историей создания и совершенствования орловского рысака. Методы разведения и селекции, выработанные в процессе создания орловской породы, прочно вошли в зоотехническую науку и сегодня являются базовыми. Учение о линиях и семействах, комбинационных основах межпородного скрещива­ния, понятие о направленном выращивании и тренинге, организация пле­менного учета и многое другое, возникнув в коневодстве и, в частности, в процессе выведения орловского рысака, получило развитие и в других отраслях животноводства.

История орловского рысака, талантливо описанная профессором В. О. Виттом в книге «Из истории русского коннозаводства» (1952), по своей значи­мости для мировой зоотехнической практики сопоставима разве что с исто­рией создания и разведения английской чистокровной верховой породы лошадей.


Наверх